Новые требования о государственном языке Украины — грубое нарушение прав и свобод человека

Вопросы использования языка — в том числе и придание таковому государственного значения — традиционно имеют важнейшее значение для каждого суверенного государства, осложнённого фактором многоязычности. Организация эффективного публичного управления, как правило, требует создания релевантного правового режима использования различных языков.

В зарубежной практике можно встретить различные подходы к приданию тому или иному языку государственного статуса. Одни государства, к примеру, такие как Швейцария, Канада, Бельгия, Белоруссия, в силу своих историко-культурных особенностей признают в качестве государственных несколько языков, другие же, такие как Россия, Литва, Польша, Китай, предусматривают установление одного государственного языка. Однако вне зависимости от той или иной языковой конфигурации исключительно важно обеспечить реализацию сбалансированного и продуманного подхода, не приводящего к ограничению возможности использования языка в обычной жизни для значительного количества граждан.

Между тем, к сожалению, ситуация ограничения прав русскоязычного населения уже не первый год наблюдается на Украине, где русскоговорящие граждане, составляющие существенную часть населения Украины, с каждым годом имеют все меньше и меньше возможностей для участия в культурной жизни страны на родном для них русском языке.

16 июля 2021 года вступает в силу ряд положений Закона Украины «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» (далее — Закон о государственном языке), предусматривающих новые правила обязательного использования украинского языка как государственного в сфере культуры. Статьей 23 Закона о государственном языке в этой связи предусматривается проведение культурных, развлекательных и зрелищных мероприятий на украинском языке. Подобное требование, в частности, будет распространяться на объявления, афиши, другие информационные материалы о культурно-художественных и зрелищных мероприятиях и входные билеты, публичное исполнение театральных представлений, функционирование музеев и проведение выставок, распространение и демонстрирование фильмов, туристическое и экскурсионное обслуживание.

Отмеченное ужесточение языковых требований уже успело затронуть частный сектор. Так, украинский телеканал «1+1» был оштрафован за нарушение положений Закона Украины «О телевидении и радиовещании», обязывающих украинские радио- и телекомпании вести трансляцию фильмов и передач, которые не являются их собственным продуктом, исключительно на государственном языке. Подобное требование не распространяется только на фильмы и передачи (кроме детских и анимационных), созданные до 1 августа 1991 года.

Более того, учитывая статистические показатели, согласно которым среди населения Украины в повседневной жизни 31,8% используют русский язык, а 20,8% — как русский, так и украинский, введение подобного регулирования представляется неприемлемым проявлением дискриминации в отношении огромной социальной группы. Так, при указанных обстоятельствах могут возникнуть проблемы для реализации гражданами, относящимися к русскоязычной части населения, своих прав в публичной сфере, что вступает в противоречие со статей 10 Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств 1997 года № 157, закрепляющей обязанность государств признавать за любым лицом, принадлежащим к национальному меньшинству, право свободно и беспрепятственно пользоваться языком своего меньшинства устно и письменно в частной жизни и публично. Как отмечает Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам, право каждого человека участвовать в культурной жизни, закреплённое в пункте 1 (a) статьи 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, также подразумевает дискрецию человека в вопросе выбора языка изъяснения.

Принимая во внимание мировую тенденцию, направленную на непрепятствование языковому обмену и поощрение полилингвальности, попытки украинских властей по установлению независимой национальной государственности путём фактического изъятия из эфира иноязычной радио- и кинопродукции имеют радикальный характер, не отвечающий такому требованию, присущему каждому действительно эффективному регулятору, как необходимость.

Сомнения в обоснованности и правомерности введения подобных языковых ограничений и отсутствие политического консенсуса по данному вопросу прослеживаются и в самом украинском обществе. После принятия соответствующего закона рядом народных депутатов Верховной рады в Конституционный суд Украины было направлено представление относительно проверки его соответствия Основному закону страны. Однако Конституционный суд Украины в своем решении от 14 июля 2021 года № 1-р/2021 все же признал соответствующий нормативный акт конституционным, указав на его недискриминационный и соразмерный преследуемой цели характер.

Читайте также:

• Володин назвал пустой декларацией статью Конституции Украины о гарантиях свободы языков национальных меньшинств

Наряду с массовой общественной критикой о неприемлемости вводимого регулирования заявили должностные лица некоторых европейских государств. Например, глава министерства иностранных дел Венгрии Петер Сиярто отметил, что «Венгрия не потерпит ущемления языковых прав венгерского меньшинства Украины, возможного в случае принятия закона о государственном языке».

Очевидно, что нормотворческую деятельность, осуществляемую Украиной в последние годы в сфере прав человека, и, в частности, языковую политику нельзя назвать конструктивной и пригодной для достижения декларируемых целей, поскольку она все чаще и чаще становится объектом проявления различных крайностей. С сожалением можно отметить, что жертвами такой политики становится огромное количество граждан Украины.

Читайте нас в Telegram

#Украина

Ещё материалы: Андрей Клишас

Просмотров 72655